Сюжет.

О нём было много сказано. Снято фильмов, написано книг, научных статей и макулатуры. Никто не думал, что Армагеддон пойдёт  совсем не так, как негласно утверждено научными теориями. Не совсем так. Неучтённые факторы.
Это было около сорока лет назад. Началось всё вполне по предсказанному: десятки  пальцев, торопясь и потея холодной испариной, нажали проклятые Красные Кнопки. Уже не важно, кто был первым, всё равно имена давно стёрлись и сгинули под кучей пепла, ржавчины и расползающейся плесени. Как и названия стран, развеявшиеся вместе с подавляющей частью их обитателей. Огромных территорий с непонятным и забытым названием "страна" не стало, как не стало городов с высоченными домами, сетью проводов и морем ночных огней. Остались лишь бункеры и бомбоубежища, укрывшие от рукотворного ада успевших добраться до них  счастливцев. Из тех, кто остался наверху, убивая  друг  друга, отдавая приказы и мечась в поисках спасения, не выжил  никто. Почти никто. Из тысяч, забившихся в глубокие щели, выжили сотни, или десятки... или тоже никто.  Некоторые бункеры превратились в запечатанные склепы, иные  из которых таятся где-то  не найденными и не вскрытыми лабиринтами  смерти до сих пор.
Остальные по прошествии времени   начали раскрывать мощные люки, выпуская наружу первых разведчиков. Как ни странно (а те, кто в этом разбирался, утверждали, что это очень странно), предсказания  ядерной зимы и невыносимой радиации, убивающей в считанные часы, не сбылись, хотя земля заметно фонит до сих пор, где-то больше, где-то меньше, а кое-куда лучше не подходить ближе десятка миль даже в хорошем  защитном костюме. Но, как осторожно утверждали учёные, ядерное оружие не стало силой, сыгравшей единственную и ведущую роль в  Конце света. Либо иная, неизвестная Сила вмешалась уже после окончания  всеуничтожения. Сомнительно, однако,  при нынешнем состоянии технического недоразвития и скудности технологий и возможностей определить и доказать что-либо наверняка уже практически невозможно. Факт остаётся фактом: земля, истерзанная и отравленная, обнаружилась в гораздо более жизнеспособном состоянии, нежели это предсказывали гуру прежних времён.
Города были сметены с лица земли, некоторые - бесследно, самые крупные - всё ещё возвышались руинами,  жутковатыми  памятниками самим себе, ландшафт был исковеркан местами до неузнаваемости. Но среди руин, отутюженных огнём и смертью, всё-таки присутствовала жизнь.
Жизнеспособном и жутковатом, испятнанная, словно  проказой или чумой, обширными территориями аномальной активности, произвольно разбросанными по всему земному шару.
Новые поколения, не видевшие старого мира, родившиеся в убежищах  или уже после выхода на свет, называют их по-разному  - Чумка, Невозврат, Погибель. Яйцеголовые мудрецы самых разных Секторов, как начали называть с чьей-то лёгкой руки поселения нового мира, как обычно, словно подчёркивая значимость своей вымирающей касты, сошлись на едином названии: ТерАнКты(территории аномальной активности) или Пандора, ассоциируя кусочки мира, решившие обзавестись собственными физическими законами наперекор общепринятым земным и сыплющие на окружающий мир десятками очевидных и неизученных бедствий вперемешку с таящимися в их глубинах сокровищами вполне житейского и антинаучного, почти сказочного характера, будь то странные образования, получившие кличку "орши", самые обычные в виде боеприпасов, медикаментов, остатков техники и прочих дефицитных житейских радостей, сохранившихся под грудами Хлама, или климатическими и физическими  аномалиями.
Кто-то высказал мнение, что именно Теранкты изменили и продолжают менять растительный и животный мир, заселяя опустевшие ниши новыми и новыми созданиями. Что Теранкты как-то связаны с неожиданно низким уровнем радиации и отсутствием взвеси, закрывающей солнечный свет. Что именно из глубин Теранктов приходят Блуждающие -  циклоны, способные в рекордно короткие сроки изменить температуру на захваченной территории на десятки градусов, обрушив на иссушенную равнину снежный буран или на сутки превратив зябкую сырую зиму в тропики  с тёплыми ливнями и тепличной сыростью.
Что касается  двуногих, то они  не отставали от прочей живности. Жалкие горстки выживших, разделённых друг от друга милями радиоактивной, изменённой земли, начали приспосабливаться. У кого-то это выходило лучше - в основном это касалось крупных или специализированных  убежищ, изначально качественнее оснащённых технологически и в отношении ресурсов. Конечно, за десятилетия техника заметно сдала, жизнь в них всё больше зависит от изобретательности техников в деле латания дышащих на ладан механизмов. Но всё-таки жизнь в таких Секторах на голову выше и цивилизованнее, нежели в менее успешных поселениях, некоторые из коих успели опуститься чуть ли не до первобытно-хищнического образа племенной жизни.
И лишь один Сектор может с полным правом назвать себя наследником  прежнего мира. Это Хронос. Закрытая  военная организация, пережившая армагеддон и почти не сдавшая позиций. Организация, поставившая перед собой настолько жёсткие цели перекроить новый, изменённый мир на старый лад, вместо того чтобы приспосабливаться к нему, что под колёсами военной машины оказались почти все прочие Сектора; особенно те, кто отошёл от цивилизации дальше других и понёс в себе  медленно, слепо, но настойчиво  пробивающегося зародыша  радиоактивных мутаций. 
Возможно, Хронос - почти единственные, чьи архивы сохраняют информации о прежнем мире, о названии страны, некогда расстилавшейся на безлюдных пустошах равнин, лесов и  скалистых нагорий. А может быть, так было лишь в начале, и теперь Хронос всё чаще гонит на поиски всё та же катастрофическая нехватка ресурсов для жизни и починки своей шикарной железной рухляди, о которой остальным Секторам остаётся лишь мечтать. Но Хронос, одинаково устрашающий и ненавистный для всех,  начал появляться на чужих территориях всё чаще. И кое-кто поговаривает, что это серьёзный повод преодолеть наконец  рубеж недоверия и обособленности, отвлечься от своих  мелких междоусобных войн  или   торговли и установить между Секторами  связи более надёжные, нежели нынешний хлипкий нейтралитет. Ведь ничто так не объединяет, чем новые друзья, волокущие вас за шиворот через трупы несогласных к новому светлому миру.