В верх страницы

В низ страницы

Условия нейтралитета

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Условия нейтралитета » Старая дискета » Записи левой рукой


Записи левой рукой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Записи левой рукой

Вместо предисловия, к прочтению не обязательно

Данные наброски дневника Ржавого Полковника в молодости - по сути своей попытка понять, как в сущности хороший парень мог превратиться в полную ненависти насквозь циничную сволочь. Автор не в коем случае не разделяет и не одобряет профашистские взгляды на жизнь своего антигероя.
Прадедушка, полковник Юхно П. Г. и дедушка, подполковник Коваленко И. И. - вы там, наверху не подумайте, что что-то из ниженаписанного касается вас. Ваша память  священна, ваши заслуги - пусть и несправедливо забытые вашей страной - навсегда останутся в памяти нашей семьи.
От души желаю, что бы индивиды, подобные господину полковнику Стилборну Дж. существовали лишь на страницах книг.

*Первый лист в старой папке в дальнем ящике рабочего стола. Весь измят и исписан неуклюжим, почти неразборчивым почерком*
Честно говоря, я сам толком не понимаю, зачем взялся за эти записи. Вполне возможно, что уже завтра меня и на свете-то не будет, так к чему понапрасну тратить драгоценную в наше время бумагу? Однако, надо же чем-то скоротать время, пусть даже и перед окончательной смертью.
Возможно, стоит начать с самого начала, что бы расставить все по местам для самого себя. Тем злосчастным утром я был потрясен одним фактом того, что вообще проснулся. Судя по совершенно ошалелому взгляду копошащейся неподалеку санитарки, неожиданный сюрприз этим нехитрым действием я устроил не только самому себе. Едва не растеряв по пути стопку чистого постельного белья, женщина со сдавленным восклицанием выскочила за дверь. На лице ее застыло странное выражение, будто лучше бы для меня было никогда не покидать царства снов. Это позже я узнал, что пролежал состоянии, граничащим с комой, несколько недель.
Недоумевая, что бы могло послужить причиной столь пренебрежительного отношения к пациенту, попытался сесть. Однако, сколько ни старался, не сумел даже повернуть своей головы. Думал, может загипсовали меня сильно, или еще не собрался с силами после кровопотери. Помнил, как совсем рядом рванула Чертова Вспышка, помнил страшную боль. Но нет, та адская мука меня уже нисколько не тревожила. Правой половины тела вообще не почувствовал, но не придал значения. Человек, он, вроде тварь умная, а где надо - непробиваемо тупая, во собственное же благо. Хронос же не возится с неизлечимо раненными, ведь так? Но я здесь, будто спрутами, опутан проводами медицинских приборов жизнеобеспечения, трубками капельниц и катетеров, обо мне заботятся, - а значит, со мной все будет хорошо. Во всяком случае, мне очень хотелось в это верить.
Кажется, потом вновь ненадолго заснул. Разбудил голос этой настырной малявки, дочери мистера Рассела. Как ее там? Да в общем, не важно. Очень возмущалась, что отец не пускает ее вместе с собой в палату. На что доктор ей ответил, что зрелище тут не предназначено для глаз маленьких детей. Насторожился, понимая, что он это обо мне говорит. Снова постарался приподняться, снова безуспешно. Да что же со мной такое? Сломаны все кости? Обожжено лицо? Но боли ведь нет! Есть только слабость. Закрыл глаза от усталости, думал опять вырублюсь.
Дэн посмотрел на показания датчиков и что-то изумленно прошептал про противоестественную живучесть, и про то, что надо было вкатить мне передозировку снотворного, пока была такая возможность. Думал, что я сплю, видно, иначе едва ли бы и посмел такое вслух произнести.
Следом за доктором вошел и мой отец. Оба долго смотрели на меня затравленно и виновато, будто не зная, что сказать. Не выдержал, сам напрямую спросил, что происходит. Вместо ответа отец с перекошенным лицом подкатил к моей кровати передвижное заграждение с зеркальным покрытием. Я... Лучше бы доктор Рассел и впрямь сделал мне передозировку и позволил уйти с миром. Но за свою глупость и мягкотелость мне придется расплачиваться долго и мучительно, всю жизнь, какой бы она ни была: правая половина тела... Ее у меня больше нет.

Отредактировано Джерард Стилборн (2015-12-25 07:23:07)

+2

2

*Лист второй. Пребывает в состоянии не слишком лучшем, чем первый, и сильно пожелтел от времени*

Вчера вырубился, так и не осилив и половины того, что хотел написать. Устаю очень быстро, а одни только попытки сесть, не имея никакой опоры справа, стоят мне воистину адских усилий. Пишу тоже с трудом: я, черт возьми, до недавнего времени был правшой! Теперь придется учиться делать все одной левой, как бы смешно это не звучало. Я, собственно, и записи-то решил вести, что бы хоть как-то обвыкнуться со своим новым положением.
Утром наорал на санитарку, которая попыталась накормить меня супом. Бедная женщина хотела мне помочь из лучших побуждений, а я сорвался. Чувствовать себя зависимым от других и беспомощным, как младенец, очень унизительно. Вот только что толку от гордости, когда в итоге весь заодно с половиной постельного белья остаешся уляпан едой?
Доктор Рассел где-то раздобыл для меня инвалидное кресло. Мезкое устройство, придуманное не иначе как во времена Святой Инквизиции. Уже не сосчитаю, сколько раз растянулся на полу во весь рост, пытаясь перебраться в него из кровати. Но боль от ушибов это ничто по сравнению со жгучим стыдом пополам с бессильной злостью, когда приходится звать на помощь медперсонал, потому что сам я встать не в состоянии. Я, мать вашу, даже ползать толком не могу!
До сих пор не понимаю, какой смысл для Хроноса тратить на меня драгоценные ресурсы в нынешнем моем состоянии? Может, я и хорошо подготовленный офицер, но оружия в руки... в руку мне уже никогда не взять. Скорее всего тут постарался мой отец, видно, ради разнообразия невовремя вспомнив о родительском долге.
Я же все чаще сожалею о смерти. Не подозревал в себе такого малодушия. Хочу, хочу жить, но не хочу и не могу существовать так, как сейчас! Хочется верить, что раз уж судьба уберегла меня от верной гибели, значит зачем-то я еще на этом свете нужен.
Дни полны пустотой и размышлениями. Много читаю, в основном об истории Мира До Войны. Отец почти не заходит, впрочем, иного я от него давно уже и не ожидаю. Его я не виню, с детства привык к подобному отношению. Да и потом, только я сам действительно виноват в том, что со мной произошло. Он не раз предостерегал меня, что с дикарями нельзя обходится как с нормальными людьми, как бы человечно эти твари не выглядели. Видно, та вылазка к людоедам, из которой я недавно принес малышку Джилл, оказалась уроком недостаточным.
...Часто думаю о том, как это все вообще случилось. Дело было так: это даже Сектором язык не поворачивался назвать, так, небольшое поселение. Перед вылазкой опять повздорил с родителем на тему наших методов. Можем ли мы в борьбе за человечество истребить в себе человечность? Положим, есть среди дикарей отморозки, как те канибалы, но наверняка есть и нормальные люди. Нельзя рубить вот так, с плеча, не разобравшись конкретно в каждой ситуации. Это я так тогда думал, теперь все более склоняюсь к тому, что сэр Гордон Стилборн был прав. В общем, что бы в дальнейшем мне было неповадно спорить со старшими офицерами, генерал вместо меня поставил командиром зачистки Фрэнка Хансона. Учились мы с ним в месте, и я его на дух не переношу. Мерзкий тип, завистливый властолюбивый, и вмсте с тем трусливый. Навидался таких вдоволь: именно они разводят в своих группах дедовщину, устраивают издевательства над пленными, и при случае с доносами бегут к начальству. Может, будь командиром кто другой, все бы и обошлось... Однако сложилось как сложилось.
Зачистка успешно подходила к концу, как я почти случайно наткнулся на замаскированную дверь в стене одного из бараков. Огляделся: как-то так вышло, что и позвать на помощь в тот момент было некгого. Прикинув, что мы уже, вроде как, согласно сведениям разведки, должны были управиться со взрослым мужским населением, решил проверить помещение один. Вроде и зашел по науке, и автомат вскидывал на каждый шерох, а один черт облажался. Я драки с мужчиной ожидал, но никак не с женщиной. Красивая она была, сказать нечего. Стройная невысокая шатенка, я аж засмотрелся. Обычно тягости жизни очень быстро старят дикарских скво, но эту ранняя старость обошла стороной. Забилась в угол погреба, двоих девчонок лет четырнадцати к себе прижимает. Я замешкался: думаю Хансон, сука, опять после зачистки женщин на развлечение солдатне отдаст. Проследит только, что бы не до смерти, а так, мол, все равно должны нам нового пушечного мяса нарожать, только забеременеют раньше.
Ну я, идиот, и решил поступить благородно. Предложил вывести их и помочь сбежать. Или, лучше, взять под защиту и помочь нормально устроить жизнь в Хроносе - ведь в пустоши они едва ли выживут. Шатенка вроде согласилась, но когда я подошел поближе, попыталась огреть камнем по голове. Слегка оглушила, но не более. Крикнула, что лучше и себя, и малых угробит, чем в лапы Церберам дастся. Бросилась бежать. Когда понял, что мне почти под ноги бросили "Чертову вспышку", уже ничего предпринять не сумел. В общем, огромное чудо, что вообще жив остался. Думаю, ее тоже накрыло взрывом.
Впрочем, хватит на сегодня, слишком устал.

Отредактировано Джерард Стилборн (2015-12-25 07:20:51)

+1

3

Запись третья. Почерк стал намного разборчивее и аккуратнее.

Дни идут. Точно не знаю, сколько нахожусь в лазарете, но никак не меньше нескольких недель. А если принять во внимание время, проведенное без сознания, то счет, пожалуй, стоит вести на месяцы. За весь этот срок, кажущийся мне вечностью, ни одна сволочь из числа тех, кто гордо именовал себя себя моими друзьями, ни разу меня не навестила.
Становлюсь вспыльчивым и раздражительным. Вынужденный возиться со мной медперсонал будто разделился на два лагеря: одни меня жалеют, другие называют обрубком и ратуют за то, что бы добить меня к чертям собачьим. Одинкаково ненавижу и тех, и других.
Заходил отец. С ним состоялась неприятная беседа, окончательно выбившая меня из колеи. Он сказал, мол знает, как я влип в эту историю, и при этом слово "придурок" было самым мягким из эпитетов, которые он для меня нашел. Сказал, что я должен был стать его инвестицией в будущее, что на меня были большие надежды. Напоследок заявил, что обязательства перед Хроносом с меня еще никто не снимал, и спасение моей шкуры придется окупать. Что когда сюда придет доктор Рассел и сделает мне одно предложение, права на отказ у меня не будет. Чудно, папочка, чудно, а я-то питал наивную иллюзию,  что у тебя еще где-то остались родительские инстинкты.
О его визите я быстро забыл. Впрочем, когда начинаются фантомные боли, забываешь обо всем на свете. Эта напасть преследуеет меня с тех самых пор, как я впервые пришел в себя после взрыва. Болят оторванные конечности, и болят страшно. Всякий раз будто бы заново переживаешь то чудовищное очущение, когда твое тело на части разрывает граната. Лежал, закусив подушку зубами и молился, что бы все это поскорее закончилось. Вообще я в Бога никогда не верил, но в такие моменты волей-неволей хочется верить в снисхождение высших сил, раз уж люди тебе помочь не в состоянии.
После долго приходил в себя. Уж не знаю, что меня пугает больше - смерть, или такая жизнь.
Под вечер по довоенному времени пришел доктор Рассел, принес с собой электронный планшет. Сказал, что для меня еще есть надежда снова встать в стой. Мол я уже достаточно окреп, что бы вынести серию операций, и показал свою разработку. Киберпротезирование! Я и предположить не мог, что Хронос располагает подобной возможностью. Долго разглядывал в планшете проект собственного тела, уже слитый с имплантами, пронизанный нейропроводами. Ухватился за эту возможность, как утопающий - за соломинку. Дэн поспешил охладить мой энтузиазм, обьяснив, что подобная практика - большая редкость, и сопряженные риски весьма высоки. В частности, первую операцию придется провести на мозге для вживления нейропроцессоров. Шанс на успех процентов пятьдесят, все остальные возможности - что навеки останусь идиотом или вовсе умру.
Вспомнил сегодняшне напутствие отца, невольно рассмеялся. Выбора у меня все равно нет. Да и в любом случае глупо упускать свой заветный билет в нормальную жизнь.
Уже завтра ложусь под скальпель. Пожелайте мне удачи, если есть еще на свете хоть кто-то, кому не безразлична моя судьба.

+2

4

Запись четвертая.

И так, несмотря ни на что, я все еще жив. Я долго не мог проснуться после очередной операции, но все же нашел в себе силы вернуться с того света и продолжить свои записи. Продолжить свой путь, хоть я пока не очень ясно понимаю, куда он меня ведет.
Доктор Рассел рассказал, что оперировали меня около одиннадцати часов. Беспрецедентный случай в наше время, мало с кем так возятся. Нарвался на тяжелое ранение - в расход, медикаменты нужнее тем, кто наверняка выживет. Наверное, самое время почувствовать благодарность в адрес отца, но чувства мои к нему остаются по-прежнему неприязненными.
Часто ощупываю свою голову. Волосы сбрили перед операцией, что бы не попали куда не следует и не мешали. Чувствовать себя лысым непривычно и неприятно. Еще более странно ощущать на затылке вместо части черепа титановую пластину. Дэн говорит, что под ней теперь установлены микропроцессоры, которые будут "переводить" команды моего мозга в сигналы для будущих киберпротезов и наоборот. Где-то под повязками на правом плече уже вживлены в мышцы и нервы первые нейроприводы для руки. Если честно, пока никаких изменений в себе не чувствую, но фантомные боли, кажется, прошли. Не хочу загадывать. Боюсь.
Когда закончится реабилитация, мне еще не раз придется лечь под нож хирурга. Но самое опасное уже позади, и это главное. Пообещал себе, что непременно выживу. После того, что я прошел, глупо сдаваться на половине пути. Я встану на ноги, я вновь возьму в руки оружие, я заставлю себя уважать. Я заставлю горько пожалеть тех, кто так рано списал меня со счетов. Разум мой холоден, и работает как хорошо отлаженный механизм. Не замечал за собой подобной мсительности и рассчетливости прежде, но ведь прежде я был лишь обычным человеком, так? Возможно, это побочный эффект от гибридизации с машиной; в любом случае, он меня устраивает.
Заметил, что уже вполне недурно научился действовать левой рукой. Почерк стал значительно разборчивие, да и многие другие необходимые в быту вещи я научился делать заново. Только теперь понял, что подавляющее большинство окружающих нас предметов задуманы в своем устройстве именно для правшей. От ручки до кружки. Приходится привыкать.
Уже задумываюсь над тем, что бы попрактиковаться в стрельбе, и так слишком много времени потеряно без тренировок. Но все это мелочи. Вообще привыкать придется ко многому, а самое главное к тому, что нет у меня больше ни друзей, ни семьи. Да пожалуй, никогда и не было, если задуматься как следует. Отчего я нашел в себе силы понять и принять это лишь тогда, когда они все оставили меня одного в безнадежной ситуации?
Ненавижу ли я людей? Пожалуй, что нет, как и не превозношу себя над ними как ступень будущей искусственной эволюции. Разве обменяв часть своей плоти и крови на сталь я перестану быть одним из них, перестану ли сам быть человеком? О нет. Я уже видел в детстве, как мою родину слизнуло с лица Земли атомное пламя, я видел радиоактивный пепел, запорошивший все, что осталось после. Я не наступлю на грабли гордыни предыдущего поколения, возомнившего, что технологии безупречны и делают его богоравным. Я по-прежнему человек, со всеми человеческими слабостями и недостатками, и забывать об этом нельзя.
Что касается того гнева, что по-прежнему живет во мне... По здравом размышлении понял, что гасить его нельзя, нужно придать ему определенное русло. Да, дом у меня отняли, и вернуть его я не в силах, но я могу попытаться заложить фундамент для нового. Даже если строить придется на костях дикарей.

Отредактировано Джерард Стилборн (2016-01-12 23:49:07)

+3

5

Запись пятая. Лист явно был когда-то скомкан и разорван на части, но затем вновь аккуратно склеен прозрачным скотчем.

Я... Я снова могу ходить! Никогда бы не подумал, что столь простое дело может вызывать почти эйфорическое состояние. Наверно человеку, никогда не терявшему ног, не понять моих чувств в тот момент, когда доктор Рассел наконец разрешил мне встать. Сначала неуверенно и шатко, пусть даже и не чувствуя, как правая ступня касается холодного лабораторного пола, но я - впервые за долгие месяцы - пошел сам. Ей-богу, будь доктор женщиной, я бы его расцеловал. И пусть у меня по-прежнему нет правой руки, теперь я твердо верую в то, что со временем будет восстановлена и она. Дэн объяснил, что синхронизировать движения всех пальцев на руке гораздо сложнее, чем в ноге, но решение этой проблемы не за горами. Черт, наверное впервые за прошедший год я чувствую себя почти счастливым.
Ко всему док позволил мне тренироваться в стрельбе в тире "Беты". Если я намерен возвращаться в строй, то, неплохо бы придумать для себя и физические нагрузки. Интересно, смогу я отжиматься с одной рукой? Нужно попробовать.
Постоял перед отражением в экране, посмотрел на себя. Честно сказать, жалкое зрелище: сбритые волосы едва начали отрастать, глаза ввалились и потускнели, сам исхудал так, что ребра можно пересчитать. Альфа-самец, бл**. Мне всего двадцать один год, а похож на старика. Даже не знаю, что довело меня до такого состояния сильнее: бесконечные операции или беспрерывно глодавшее меня прежде отчаяние.
Впрочем, у меня есть еще одно основание поверить словам Дэна о том, что я уверенно иду на поправку: может, оно и смешно, но мне очень хочется женщину. И с каждым днем все сильнее. Черт, я уже даже на жирную медсестру начинаю посматривать косо, хоть раньше ее обширные телеса вызывали во мне содрогание отвращения. Только кто на меня самого такого теперь поведется? Хочется верить, что солдатские "подружки", не слишком привередливы. Вот уж никогда не думал, что когда-нибудь придется прибегать к их услугам.
Но все это решится со временем. Все еще может быть хорошо.

***
Нихрена хорошо не будет.
Мое чудесное настроение в миг стало дерьмовым после того, как я вернулся из тира и решил заглянуть в кабинет Дэна. Он ведь просил меня рассказывать об ощущениях на стыке живой ткани и протеза, нет ли где дискомфорта или боли. Но, услышав, что док беседует с кем-то по видеосвязи, так и не решился постучать. Думал, выжду, пока договорит, потом зайду. Вот и ненароком подслушал то, чего знать был не должен.
Дэн убеждал кого-то, что половину дела сделал парень (я, стало быть), сам вытащил себя там, где другой бы поджал лапки и сдох. Что он и так гонит меня по этапам операций слишком быстро, и сводит реабилитационные периоды до минимума. Что начинать ставить на поток технологию рано. Что первый выживший образец еще не показатель, и ему (то есть мне) жизненно необходима передышка.
На что его собеседник (голос оказался мне незнаком, хотя я вроде бы знаю все высшее командование Базы) возразил, что "наверху" ждать не хотят. Что результаты нужны как можно скорее, и если ради этого придется порезать образец хоть на ленточки, никто, включая генерала Стилборна, возражать не будет.
В глазах у меня потемнело. Из всего услышанного я понял, что лейтенантика Джерри наши высоколобые умы лечили вовсе не из жалости, как я наивно предполагал ранее, а лишь для того, что бы опробовать новую технологию, что бы не подвергать риску кого-то у вершины власти Хроноса. Кого? Зачем? И гадать не хочу.
Тихо слинял из-за двери, пока не попался. Запись необходимо уничтожить. Впрочем, не жаль: даже не знаю, что меня теперь в ней бесит сильнее - восторженные сопли в ее начале или вновь дуащее меня разочарование в конце.

Отредактировано Джерард Стилборн (2016-02-21 04:04:56)

+4

6

Запись шестая, лист первый.

Не знаю как, но Дэн пока нашел способ приостановить серию завершающих операций. У меня все еще нет правой руки, но данная мне фора дала время немного восстановиться и прийти в себя. По крайней мере, я теперь уже не напоминаю ходячий скелет. Эх, док, боюсь даже предположить, чего тебе стоило это заступничество. Пожалуй, ты единственный хороший человек, кроме моей покойной матери, что встретился в моей жизни. Что же, друзей я никогда не забываю... Впрочем, как и врагов. Рано или поздно, но я, так или иначе, верну все долги.

***
Шанс вернуть один из таких долгов пришел ко мне гораздо быстрее, чем я даже смог предположить. Сегодня ко мне вновь приходил отец. Снова имел с ним долгую и тяжелую беседу. Он сказал, что я могу вернуться в офицерскую учебку. Долго разглядывал меня, не то будто диковинную тварь из Теранкта, не то просто поражаясь тому, что я еще не окочурился после таких диких нагрузок на организм.
Я, в свою очередь, не выдержал и спросил его, откуда он знает о том, как именно я нарвался на ту злополучную гранату. Гордон сначала пытался увильнуть, мол, это ему доложил притащивший меня на Базу почти на руках Тоймас Мидзаки. Я в ответ выдавил весьма красноречиво-скептическую ухмылку. Не мог он знать того, что не видел. Не знаю, чего добивался этот узкоглазый хрен, когда волок упорно не сдыхающий труп в лазарет, но действовал он уж точно не во имя бескорыстной дружбы. Друг, мать его, за прошедшие полтора года мог бы хоть раз навестить  Джерри Стила. Глядишь, так бы от того парня сейчас осталось бы немного больше, чем воспоминание.
Однако, не об этом. В конце концов генерал Стилборн сдался, и неохотно сообщил, что ТА дикарская сука тоже осталась жива. Порепало ее тоже изрядно, так что коновалы признали ее не годной для воспроизводства грядущего генофонда Хроноса, и определили куда-то в Шахту. Наверно впервые со времени того взрыва мои глаза загорелись настоящей жизнью. Спросил отца, жива ли эта тварь еще. Тот пожал плечами и ответил, что в списках месячной давности еще числилась. Остановил он меня уже у самой двери, озадачив вопросом, что я собираюсь с ней делать. Я мотнул головой и процедил сквозь зубы, что как минимум отрежу ей правую руку. Генерал странно усмехнулся и вдруг протянул мне свой пистолет. Тот самый Ругер сорок пятого калибра, с которым он не расставался еще до войны. Сказал, что это оружие никогда зря не выстрелит. Я его тогда не понял, но нежданный подарок принял. Надо же мне этой дикарской суке мозги чем-то вынести в конце-то концов!

Отредактировано Джерард Стилборн (2016-02-21 03:52:41)

0

7

Запись шестая, лист второй.

По дороге в Шахту я молился о том, что бы застать эту стерву в живых. Рабочие там долго не живут, быстро сдыхают от непосильного труда и голода. Наверное в прошлом я бы нашел в себе глупость сочувствовать этим работягам, но сейчас меня переполняла лишь жажда мести. Смрадные животные - их уже и пленными дикарями язык не поворачивался назвать - поначалу пришло в голову заступить мне дорогу со словами, что церберовским щенкам тут не место. Я быстро доказал этим тварям, что даже «щенок» в болтающейся, как на вешалке форме и с пустым рукавом вместо правой руки может быть тварью весьма опасной. Так и не знаю, убил я того раба или просто хорошо оглушил об выпирающий из стены камень, но после моего последнего удара он уже не шевелился.
Много ли чести в том, что пусть даже искалеченный, но никогда не знавший голода, с юных лет обученный драться Цербер уделал подыхающего от непосильной работы дикаря? Не знаю, и больше не хочу об этом задумываться. Много о чем больше думать не хочу, что терзало меня ранее, хоть это неожиданно больно. Я должен, обязан смотреть чуть дальше своего носа, дальше безнадежно устаревших норм морали сгинувшей цивилизации. А правда такова: оставшихся ресурсов на всех не хватит. Если мы первыми не придем и не придем  за ними, пока исправны наши роботы и оружие, рано или поздно по нашу душу явятся они. Не станет Хроноса, не станет ЦНИИ – человечество окончательно провалится в каменный век. Только вот не думаю, что люди сумеют из него выбраться во второй раз. Последние, чистые от мутаций гены – лишь в нас. Радиация же давно изменила дикарей. И если не их дети, то их внуки едва ли сумеют продолжить род людской, обратив его в полчище уродов и мутантов… Когда-нибудь я в это окончательно уверую.
В конце концов, разбив пару рож и изрядно надышавшись рудничной пылью, я разыскал ЕЁ. Разыскав, не знал, плакать мне или смеяться. Нечего у неё было отрывать во имя мести, потому как одна та брошенная ею граната поставила нас в одинаковое положение. И так не было у этой стервы правой руки, не было. Замотанная грязными тряпками культя, и всё. Некогда красивое лицо посекло осколками ещё сильнее, чем мое. Странно, но и она меня тоже узнала, невзирая на мой жалкий вид.
Я… Я до сих пор не знаю, что на меня нашло. Никогда не слышал, что бы состояние аффекта выражалось подобным образом. Возможно, гнев заодно с длительным отсутствием секса ударили мне в голову, начисто лишив разума. В общем, убить я её не убил, но изнасиловал. Это было отвратительно. Она не сопротивлялась, но и никакого удовлетворения в этом не было. Нет, никогда не повторю подобной вещи вновь. И никогда не пойму, что в этом находит солдатня, когда, врываясь в захваченные Сектора, творит что вздумается. И вдвойне это было отвратительно оттого, что она восприняла это как должное. Хотя, чего удивляться, если она тут на десятки мужчин одна… Тварь тупая, почему не поверила мне тогда, не дала решить дело миром? Все бы сейчас было иначе, совсем иначе.
Долго сидел рядом, к ней спиной. Стошнило. Чем я стал, во что превратился? Мерзко от всего, а сильнее – от самого себя. Эта тварь… взяла за плечо, жалела… меня. Долго смотрел на отцовский пистолет. Думал: застрелить ее или застрелиться самому? Знает он сам, когда ему выстрелить… В конце концов убрал в оружие в кобуру, просто встал и ушел восвояси.
В своем боксе долго торчал под душем, так долго, что наверняка получу выговор за беспричинную растрату пресной воды. До сих пор не могу избавиться от чувства облепившей меня с ног до головы грязи, да наверное уже и не избавлюсь от него никогда в своей жизни.
Дэн сказал, что решил вопрос с подвижностью протеза руки. Завтра состоится операция. Так что, вполне возможно, это моя последняя записка левой рукой. Не знаю. Время покажет.

+2

8

Много лет и страниц спустя

*Совсем иной почерк - твердый, четкий, уверенный, явно выведенный уже хорошо действующей правой рукой*
Приклеенная к этой странице закладка с надписью красной ручкой гласит:
"Айс, прошу: если со мной что-то случиться, прочти эти страницы, прежде чем уничтожить дневник."

Сегодня за перо меня вновь толкнуло взяться исчезновение Дэна Рассела. До сих пор в голове не укладывается. Мне уже сорок пять, и вот уже как добрую четверть века док следил за моим состоянием. Если честно, мне казалось, что так будет всегда, хоть Дэн был уже далеко не молод.
Ничто не предвещало беды. Он назначил мне плановый мед-техосмотр, как всегда это бывало раз в квартал. Сказал, что надо кое-то подшаманить в локтевом суставе, вкатил мне лошадиную дозу наркоза... И исчез.
Провалявшись в мире цветных мультиков примерно сутки, я наконец проснулся от зверского чувства голода и ноющей боли в затекшей спине и гудящей голове. А еще - от шумных споров о чем-то, во что мне тогда было не досуг вникать за пластиковой стеной бокса. Накинув на плечи простыню я, как хреновое подобие супермена, отправился устанавливать справедливость и - самое главное - тишину.
На парочку солдатиков из Беты во главе с майором СБ Мидзаки мое внезапное появление произвело воистину ошеломляющее впечатление. Простой и понятный вопрос на тему: "Какого х*я тут происходит?" отчего-то вообще вогнал в ступор. Они молча расступились, и лишь тогда я заметил вжавшуюся в диванчик, выглядящую очень подавленной и близкой к истерике Айс, дочь Дэна.
Мидзаки начал жевать про секретную информацию, не касающуюся штурмового подразделения. Я в ответ напомнил ему, что имею нехреновый такой уровень доступа к подобного рода вещам как лицо, во многом ответственное за идеологию Хроноса. Честно, плевать мне было на их внутренние пересуды, просто хотелось, что бы они перестали орать и вызывать новые приступы боли в моей раскалывающейся голове. Тоймас наконец процедил сквозь зубы, что доктор Рассел прошлым вечером отправился с несогласованной экспедицией в Теранкт, где и сгинул без следа. Что нашли его подкожный чип, извлеченный, предположительно хирургическим путем, но больше ничего о судьбе дока пока сказать нельзя. От Айс же Мидзаки якобы хотел лишь получить сведения в рамках стандартного опроса свидетелей, как последнюю, с кем он общался перед исчезновением.
Ну что же, я поздравил его с окончанием опроса и очень вежливо попросил идти и заняться дальнейшим расследованием. Тоймас сверил меня уничтожающим взглядом, но все же убрался восвояси. Опрос он вел, сука узкоглазая, как же. С тех пор, как дочь Дэна начала превращаться из нескладного подростка во взрослую женщину, ей вослед вожделенно начала пялиться вся мужская часть Базы. Тоймас - не исключение, разве что слюна у него по подбородку при ее виде не текла. Думаю, трахнуть он её хочет просто, и ищет предлоги, прикрываясь служебным долгом.
Я, наверное, единственный, кроме дока, мужчина, который не пытался подкатить к Айс. А смысл? С моими, так сказать, особенностями, от меня-то и на все готовые "подружки" шарахаются, что уж говорить о такой красотке. Да и потом, она фактически выросла у меня на глазах, я ей если не в отцы, то в старшие братья точно гожусь. Видно потому Дэн и попросил меня приглядывать за Айс, если будет такая возможность. Старый черт, видно далеко загадывал, когда брал с меня то обещание.
В общем, выставил я Мидзаки за дверь, не задумываясь. Мы и так с ним на ножах с тех пор, как я прошел курс восстановления в "Надежде" после взрыва, так что очередной конфликт с ним меня нисколько не пугает. Узкоглазый хрен и рад бы найти на меня компромат, да только ко мне не подкопаться. Кроме этого дневника во всем этом проклятом мире нет ни единого свидетельства того, что я хотя бы в мыслях не согласен с политикой Хроноса. Сколько раз за эти двадцать пять лет я обещал себе сжечь его, но так и не сумел. Придет день, и он меня погубит, если раньше это не сделает дикарская пуля.
Пока пришлось взять Айс под свою опеку, разумеется, особенно не афишируя этого. Всё еще надеюсь, что это – временная мера, и Дэн вскоре вернётся.

Отредактировано Джерард Стилборн (2016-02-22 07:06:19)

+1


Вы здесь » Условия нейтралитета » Старая дискета » Записи левой рукой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC